• slide_1_de.png
  • slide_2_de.png
  • slide_3_de.png

Трансперсональная терапия

Трансперсональная психотерапия стремится к интеграции физических, эмоциональных, ментальных и духовных аспектов человеческого существования, включая классические цели нормального здорового функционирования. Предполагается, что трансперсональные переживания обладают терапевтическими возможностями, и духовные проблемы трактуются с психологической точки зрения.

Некоторые трансперсональные терапевты рассматривают заботу о душе как первостепенную задачу психотерапии.

Кроме успешного использования традиционных терапевтических техник, трансперсональные терапевты применяют методы, взятые из духовных дисциплин, таких, как медитация и упражнения ума. Терапевт поощряет пациента углубиться в исследование процессов тела и психики, погрузиться во внутреннюю жизнь души, чтобы раскрыть богатство внутренних ресурсов и природной способности к самоисцелению.

Сознание в трансперсональной терапии выступает и как инструмент, и как объект изменения. Цель работы состоит не только в изменении поведения и содержания сознания, но и в развитии понимания самого сознания как контекста переживания. В идеале трансперсональный подход стремится пробудить человека от транса общепринятого существования, продлевающего иллюзии.

Поскольку сознание часто ограничено эгоцентричными отождествлениями, могут анализироваться также вопросы идентификации и представления о себе. Наконец, отношения личности к обществу и окружающей природной среде тоже рассматриваются как важная составляющая часть психологической зрелости.

Полезно различать контекст терапии, устанавливаемый совокупностью взглядов и ценностей терапевта, содержание терапии, определяемое опытом пациента, и сам терапевтический процесс, в котором принимают участие терапевт и пациент.

Трансперсональный контекст психотерапии определяется терапевтом, который настаивает при этом на значимости духовного измерения для психологического здоровья. Терапевт, обладающий собственным эмпирическим опытом и интеллектуальными представлениями о трансперсональной сфере, имеет больше шансов оказать помощь людям, перед которыми стоят подобные задачи.

Таким образом, кроме обычных знаний, наличие которых предполагается у каждого хорошего врача, от трансперсонального терапевта требуется собственная внутренняя работа и духовная практика.

Трансперсональная ориентация не исключает и других подходов, способных помочь разным людям в разное время. Она, однако, призывает учитывать более широкий контекст, чем тот, который принимается обычными подходами: это позволяет обеспечить человеку обширную панораму возможностей оставить прошлое и жить полнокровной жизнью в настоящем.

В свете вечной мудрости духовных учений она утверждает возможность жить в гармонии с другими людьми и с природой, руководствуясь не столько импульсами страха, и жадности, сколько чувствами сострадания и предназначения.

Трансперсональный контекст подразумевает, что терапевт осознает решающее значение сознания и восприятия. Целительный потенциал терапевтических взаимоотношений повышается, например, в том случае, если терапевт опирается на способность пациента к творческому подходу, а не только на его реакцию на внешние обстоятельства.

По мере того как пациент перестает считать себя жертвой, обретая большую ответственность и способность творчески реализовать личную свободу, трансперсональная направленность работы усиливается.

Трансперсональная терапия не направлена исключительно на решение проблем пациента. Терапевт поощряет развитие внутренних ресурсов и навыков решения пациентом своих проблем, подобно рыбаку, который учит голодного человека рыбной ловле, а не угощает его рыбой.

Важно понимать, что не существует единой для всех техники или метода.

Содержание трансперсональной терапии - жизненный опыт пациента. Поскольку к трансперсональным терапевтам обращаются люди с духовными проблемами, их опыт может содержать мифические, архетипические, личностные или трансперсональные компоненты. В тех случаях, когда содержание явно трансперсональное, то есть когда пациент пытается осмыслить трансперсональное переживание, терапевту необходимо подтвердить исцеляющий потенциал подобного опыта, а не считать его проявлением патологии и не отбрасывать.

Общепринятые подходы склонны обесценивать такой опыт, а это способствует его подавлению и впоследствии порождает чувство тревоги. Это одна из причин, по которым трансперсональным терапевтам полезно заявить о себе в обществе.

Карл Юнг был одним из первых, кто понял ценность трансперсонального опыта. Он говорил: 'Фактически приближение к нуминозному - это реальная терапия, и, поскольку вы достигаете нуминозных переживаний, вы освобождаетесь от патологического страдания'. Он же писал в письме Биллу Уилсону, основателю Общества анонимных алкоголиков: 'Стремление к алкоголю было эквивалентом духовной жажды обретения целостности жизни на низком уровне'.

Излечение от наркотической зависимости проходит легче, благодаря религиозному опыту или 'высшему образованию ума за пределами ограничений простого рационализма'.

Хотя трансперсональные переживания потенциально целительны, их действие часто оказывается временным, если не стремиться сохранить обретенные прозрения. Задача психотерапии состоит не только в том, чтобы вызвать такие переживания, но и в том, чтобы эффективно интегрировать их в повседневную жизнь.

Когда поведение, ценности и позиции начинают меняться, драматический прорыв может развиться в новое осознание, трансформирующее качество осубъективного опыта и личных отношений.

С точки зрения трансперсонального подхода, целостность - это гармоничное слияние физических, эмоциональных, ментальных и духовных аспектов благополучия, а также социальная ответственность. В то время как другие виды терапии занимаются физическими, эмоциональными, ментальными и социальными вопросами, духовное измерение часто упускается из виду.